Тысяча лет органной музыки

Владимир Шляпников

17 августа во французском городе Люсон, в Кафедральном соборе Нотр-Дам, собралась многочисленная публика – на афише значилось: Владимир Шляпников (Россия) – органист Санкт-Петербургской государственной академической капеллы, профессор Санкт-Петербургского государственного института культуры. Исключительным этот концерт сделало то, что он был посвящён памяти аббата Жозефа Жубера – человека, с именем которого связано возникновение в прошлом столетии сочинений для органа русских композиторов.

Немного истории

В 1914-1915 годах французский аббат Жозеф Жубер, составляя антологию современных произведений органной музыки в 8 томах, предложил русским композиторам написать для неё несколько сочинений. Он обратился в Петербург и Москву, – и русские композиторы откликнулись на его просьбу. В этом состоит важный исторический момент – до 1915 году в России не было традиций профессионального написания сольной органной музыки. Чайковский, Римский-Корсаков, Рубинштейн лишь начали вводить партию органа в свои произведения, но отдельных сочинений не существовало. Ещё в середине XIX века великий Стасов отмечал: «никто не пишет для органа, нет русских органистов». Обращение аббата Жубера стало своеобразным импульсом, стимулом полноценного развития русской органной музыки.

Аббат Жозеф Жубер

В 1991 году, уже в постсоветский период, профессор Владимир Шляпников организовал на базе Санкт-Петербургского государственного института культуры первые летние международные курсы пианистов. Одной из первых его учениц из Франции становится Софи Блатто, уроженка города Люсон. «Почему-то сразу в памяти всплыло это название, словно бы я где-то уже читал и слышал об этом городе», – рассказывает Владимир Алексеевич, – «Уже позднее, листая монографию профессора Леонида Ройзмана «Орган в истории русской музыкальной культуры», я увидел, что в одном из её разделов автор рассказывает об аббате Жубере и созданной им антологии. Я стал искать о нём информацию, но выяснилось, что в энциклопедиях этого имени нет». И Владимир Алексеевич попросил Софи отыскать материалы об этом загадочном аббате и о сборниках, которые он создал.

Через некоторое время, при содействии госпожи Блатто, профессору Шляпникову удаётся установить контакт с последователем аббата Жубера – аббатом Абелем Габори. Владимир Шляпников вспоминает случай, произошедший с ним в 1992 году в Русской консерватории имени Сергея Рахманинова в Париже:«После встречи с президентом русского музыкального общества и ректором консерватории графом П. Шереметевым меня ждал сюрприз – одна из француженок протянула мне пакет: «Вам просили передать из аббатства Люсона». Каково же было моё удивление и радость, когда я, раскрыв пакет, увидел VI том антологии «Современные мастера органа», изданный Ж. Жубером в 1914 г. Этот ценный презент мне прислал нынешний аббат и органист Люсона господин А. Габори».

В 1996 году Владимир Алексеевич приглашает его выступить на международном фестивале органной музыки в Государственной Академической капелле Санкт-Петербурга, посвящённом 100-летию профессора Исайи Браудо. «Абель Габори произвёл прекрасное впечатление на нашу публику, нам удалось установить дружественную связь», – рассказывает об этом концерте В. Шляпников.

Но, как известно, у судьбы на всё свои планы, и дальнейшее сотрудничество возобновится вновь лишь 30 лет спустя.

Документальный фильм.

В 2014 году профессором Шляпниковым был задуман документальный фильм, посвящённый органной культуре Санкт-Петербурга. Группа энтузиастов, в которую помимо Владимира Алексеевича вошли выпускник Санкт-Петербургского государственного института культуры, режиссёр Алексей Родионов и доцент кафедры акустики МГУ им. М. В. Ломоносова Павел Кравчун, разработала идею триптиха. По задумке, первая часть будет посвящена самим инструментам, вторая часть – связям с городом Люсон и аббату Жуберу, третья часть – будет посвящена исполнительским школам, их истории и становлению.

В настоящий момент триптих находится в производстве. Летом съёмки II части фильма проходили не только в городе Люсон, где аббат Жубер служил капелланом в церкви Ордена кармелитов и органистом в Кафедральном соборе Нотр-Дам, и где находятся его дом и могила. Съёмочная группа посетила также Сабль-д’Олон, где находится духовная семинария, в которой учился Жубер, и Коэ – место рождения аббата. Кроме того, во вторую часть фильма войдёт полная версия концерта памяти аббата Жубера в Кафедральном соборе Люсона.

Кафедральный собор Нотр-Дам в городе Люсон

Концерт в Кафедральном соборе

Владимир Шляпников рассказывает: «Два года назад, когда Алексей обратился ко мне по поводу съёмок одной из частей документального фильма, у нас возникла идея посетить Люсон, найти могилу аббата и попробовать соприкоснуться с этой культурой. Вскоре у нас такой шанс появился – меня пригласили выступить в рамках программы летних концертов органной музыки. Я привёз туда программу «1000 лет органной музыки». В её составе произведения из каждой эпохи, вместе они дают слушателю панораму, состоящую из X веков творчества».

Несмотря на очевидные трудности: совершенно незнакомый симфонический французский орган, непредсказуемая акустика собора, отсутствие времени для полноценных репетиций, даже самая взыскательная люсонская публика осталась в настоящем восторге от концерта. После каждого исполненного сочинения слушатели не жалели аплодисментов, несмотря на то, что обычно в соборах овации звучат лишь в завершение действа.

Французская пресса также оставила очень лестные комментарии. Вот некоторые из них.

Клод Луази: «Атмосфера концерта, благодаря выбору сдержанных произведений, была умиротворяющей. Владимир Шляпников начал с Haec Dies Леонина, используя, преимущественно, насыщенные регистры орган; Les Trois chorals И. С. Баха были исполнены в том же духе. Прелюдия соль минор Цезаря Кюи, произведение, посвящённое аббату Жуберу, завершилась захватывающим пианиссимо. Интерпретация балета Чайковского «Спящая красавица» была овеяна лёгким звучанием флейтовых регистров. Это была иллюстративная музыка. На большом экране можно было наблюдать за исполнителем, который был то спокоен, читая партитуру, то энергичен. При исполнении некоторых произведений можно было заметить, как исполнитель и Гийом Марино сменяют друг друга, демонстрируя прекрасное взаимопонимание».

Гийом Марино (главный органист собора Нотр-Дам): «Профессору Шляпникову удалось сохранить свой стиль, слушатели высоко оценили его живые яркие интерпретации».

Конечно, особенно публика ожидала второй части выступления, посвящённой творчеству русских композиторов. Некоторая меланхоличность, нежность и непостижимая «загадочная русская душа» вновь никого не оставила равнодушным – Владимиру Алексеевичу удалось представить творчество соотечественников с лучших сторон, подобрать каждому произведению собственный, особенный «тембральный наряд». Но, как оказалось, не обошлось и без сюрпризов: «Я заканчивал выступление сочинением Рубинштейна. Но оказалось, что на инструменте недостаёт нужных мне клавиш – пришлось сочинять прямо во время игры, чтобы как-то выйти из этой ситуации и попасть в ритм», – с улыбкой признаётся музыкант. Впрочем, даже если кто-то и заметил эти «исполнительские корректировки», то всё равно остался в восхищении.

После финальных нот полный зал Кафедрального собора Нотр-Дам Люсона аплодировал профессору Шляпникову стоя. Овации не стихали, что могло значить только одно – Владимиру Алексеевичу совершенно точно удалось не просто заинтересовать публику, но и затронуть самые тонкие струны души каждого из зрителей.

Симфонический французский орган

Собор Нотр-Дам, построенный при содействии кардинала Ришелье, располагает уникальным подлинным симфоническим органом 1855 года производства знаменитой фирмы «Кавайе-Колль» – подарком Наполеона III. Стоит отдельно отметить, что на этом инструменте играли выдающиеся исполнители органной музыки: Мари-Клер Аллен, Жан Гиию, Андрэ Изуар, Даниэль Рот, Жан Лангле, Эжен Жигу, Лионель Рогг и многие другие мировые звёзды. Первым из русских музыкантов на этом органе дал концерт профессор Владимир Шляпников.

Анастасия Кауфманн